музей прессы "Антресоль"

вернуться на главную              о Задонске

адрес музея - Задонск, ул. Ленина, д 38, информацию можно получить по тел +747471-22437 в центре "Элегия" (ул. Карла Маркса, д 62)


- Ну… Такого еще не было, - хмурится прохожий, - чтоб уже в названии музея была допущена ошибка…

- Да ведь она исправлена! –«оправдывается» вывеска, - и она именно «допущена»…

Прохожий достает очки и подходит ближе. В самом деле, недостающее «с» ловко вскарабкалось на слово «преса».

Так музей прессы «Антресоль» уже с порога объявляет о своей концепции: не надо бояться признавать свои промашки – исправлять их надо и идти дальше - по пути, указанному – ну, сами знаете кем и куда…

Некоторые считают этот музей «неправильным» Легкомысленным. Но ведь его создавали не профессионалы, а журналисты, а с них какой спрос. И потом, если что - старшие товарищи поправят…

Ну да, здесь много ошибок. Тут вообще их целая коллекция. И не только грамматических… Вот на стене – распятый… зэковский ватник. Как символ, как трагическая ошибка эпохи. А рядом - «Русская тройка», но не по Гоголю, а по Иосифу Виссарионычу. Три зловеще фигуры (манекены) за столом с кумачевой скатертью. Не сразу заметишь, что и чекист, и секретарь обкома, и прокурор, рассматривая расстрельные дела, сидят на фоне мишеней…. Да-да, потом придет и их черед..

Музей региональной прессы, созданный в Задонске Липецкой области, – он не о прессе, нет, он о нашей истории и судьбе Отечества. Ведь все самое важное, что случалось когда-либо в обществе, прежде всего, попадало на газетный лист. Примеры на каждом шагу. Редкий документ эпохи – указ об отмене крепостного права, 1861 год. Его зачитывали с паперти каждой церквушки. Ведомственная «Охотничья газета», год тридцатый. Борется за чистоту рядов. И враги народа, если верить передовой статье, имеются среди охотников – а как же, все как у всех…

А вот донос – творческий поклеп одного журналиста на другого – мол, в день похорон Сталина собкор орловской правды Прокофьев играл на гармошке… «Прошу принять меры. Доброжелатель». Написано в кабинете первого секретаря за стакан спирта – «доброжелатель» был с похмелья… Горькая история и ошибка - человеческая, личностная …. С первых страниц журналов улыбаются вожди, у них хорошее настроение – идем выверенным курсом. Хрущев с початком… И «Огонек» - с той же радостью… Снова ошибки? На стенде - газета «Не дай Бог», которая помогла подсадить Б. Ельцина в президентское кресло во второй раз. А под ней - кусок рельса, на который Борис Николаевич обещал положить голову… Знаменитая статья Нины Андреевой, первое интервью Солженицина после возвращения на Родину…

Газеты, как и люди, в муках появляются на свет, растут, мужают, старятся, болеют и, бывает, умирают. Вместо памятников и крестов им и достаются подшивки. Но благодарный читатель помнит: они свое дело сделали и ушли, оставив след в Истории. В «Антресоли» собрана большая коллекция разных изданий - от Х1Х века и до наших дней. Но не только пожелтевшие страницы здесь главные, немало в музей и вещей, раритетов. Хотя что называть раритетом? Печатную машинку «Континенталь»? Старинные фотоаппараты? Шрифты, литеры? Или – бревно, которое помогали нести Ленину, как выяснилось, аж 122 человека?

Ветераны прессы с удовольствием разглядывают (а иногда, кажется, нюхают) линотипные строчки, буквы ручного набора, тассовские клише, верстатки и прочие. Известно ведь, что для человека, работавшего в газете, любая другая профессия кажется пресной. А жаргон, на котором разговаривают журналисты, для посторонних - смесь французского с нижегородским: «метранпаж», «колонтитул», «цицеро», «нонпарель», «подвал», «дырка», «строкомер»…

В музее более пяти тысяч экспонатов. Среди них есть раритеты сразу трех ушедших веков, много дореволюционных изданий. Да, навскидку это «неправильный» музей. Здесь все перемешено: прошлые века «спорят» с современностью, артефакты уживаются с прикольными вещами, а посетитель то улыбается, то хмурится. Но на самом деле все продумано и работает на одну идею – вернуть людям память. А также разум, ответственность и совесть. Вот, к примеру, лежит под стеклом печально знаменитое издание «Шарли» - образец провокативной журналистики. Тот самый номер (его привезли из Парижа), из-за которого убили двенадцать человек. Журнал можно достать, повертеть в руках – нет ли на нем пятен крови? - в общем, подумать. Думать, спорить, размышлять – эти понятия и составляют рабочую, «ездовую» тройку музея. Да и главное в нем – не вещи, не экспонаты, а идеи…

Последний раздел посвящен современной прессе. И в этот зал заходить можно не всем… Вот на деревянном, выкрашенном в черное, помосте - монитор компьютера с изображением сцены казни. На клавиатуре – плаха с топором. И палач в красном балахоне тут как тут. У подножия помоста – клетка, из которой тащат на казнь репортера… Кошмар! Все это называется «Полуденный сон папарацци». Почему полуденный? - спрашивает ошарашенный посетитель. О! – закатывает глаза экскурсовод. - А ночной сон – это вообще жуть! Продолжая пугать посетителя, он показывает на блюде… отрезанный палец известного политика, проигравшего на выборах в Думу. С пояснением: «Ритуалы якудза (отрезание пальца) — способ расплатиться за свою ошибку. За первый проступок полагается отнять левый мизинец и принести его боссу…»

Дальше - еще страшней. На красном лежит серп с каким-то фрагментом тела. Подпись: «Известная идиома «Как серпом по (слово изъято редактором) обозначает новый перфоманс акциониста Павленского. Главная деталь инсталяции утрачена из-за небрежного обращения».



Важное обстоятельство - в Липецком крае появился не просто объект для посещения туристов, а принципиально новая медийная структура. На ее базе будут проводиться различные мероприятия, создаваться дискуссионные площадки, откроется практическая лаборатория для студентов журфаков и истфаков (предварительные договоренности с вузами имеются). Будучи априори структурой Издательского Дома «Липецкая газета» и Союза журналистов, музей возьмет под свое крыло объекты туризма, помогая развивать идею рекреации (в архивах липецких СМИ о них собрана полная информация). То есть речь об информационном центре практически со всеми газетами области, а еще собственной видеостудией. Здесь также начнет работать школа юных экскурсоводов, а на базе Задонского техникума, где сегодня уже формируется «Музей каретника Михеева» (о старых ремеслах) – факультатив по оформлению музейных инсталляций. Кстати, создание тематических экспозиций и целых музеев под заказ с концептуальным наполнением, а также разработка креативно-имиджевых проектов - еще одно направление работы.…

… Над входной дверью музея установлена старая пишущая машинка. На белом листе написано «Прощайте! Ухожу навсегда, Зина». Она ушла. А мы остались. И наше дело теперь – вспоминать с благодарностью эту Зину, делавшую вместе с журналистами газету, и еще многое и многих…



Бирючки для Пушкина

В начале прошлого века через Задонск проходил знаменитый ямщицкий тракт, здесь была самая крупная в Воронежской губернии тифлисского тракта ямщицкая станция и насчитывалось 160 почтовых и частных ямщиков. Берег Дона был сплошь застроен кузницами и мастерскими. Работали три гостиницы, двадцать восемь трактиров и несколько постоялых дворов.

Летом в сухую погоду, когда пересыхало русло речки Тешевки (она разделяет город на две равные части) под Каменным мостом проезжали повозки – так выходило короче. Но не всегда. Вот – из сообщений газет тех дней: «Из-за проливныхъ дождей и обрушения вследствие оныхъ части стены Каменнаго моста повреждена бричка помещика Савельева. Кучер, слава Богу, не пострадалъ».

А в память о транзитном, как сказали бы теперь, прошлом Задонска в этом разделе музея поставлен манекен ямщика. Судя по всему, это был веселый мужик, да еще и грамотный: в свободное от клиентов время он сидел на облучке и почитывал местную прессу…В правом углу мы видим столик, за которым обедал транзитный пассажир по фамилии Пушкин. У Николая Задонского есть рассказ «Донские бирючки» (книжка с закладкой стоит на полке), в котором писатель приводит разговор трактирщика Тагинцева с поэтом. Рыбку увековечил писатель Николай Задонский. Один из его рассказов так и называется «Донские бирючки». Есть там и про Пушкина, который проездом был в Задонске и пробовал рыбку в местном трактире.

- А стерлядки донской нет? – спросил Пушкин. – Ухи из стерляди я бы охотно отведал.

- Стерлядка у нас на верхнем Дону не водится, - сказал трактирщик, - а уху, ежели желание ваше будет, мы не хуже, чем на стерляди, сготовить можем…

- Из какой же рыбы? Из судака разве?

- Зачем из судака? Получше для ухи рыбка имеется. Генерал Ермолов проездом завсегда у нас ушицу из рыбки этой кушать изволили и похвально отзывались.

- А что же это, однако, за рыба? Как называется?

- Донские бирючки… Рыба редкостная, нежности и вкуса необыкновенного. Окромя как у нас нигде во всем мире нет такой….

В общем, угостили Пушкина знаменитым бирюком и Александр Сергеевич оценил кушанье. Очень понравился бирючок Пушкину. Почему же не упомянул о нем в своих виршах? Объяснение одно: закрутился, «Онегина» заканчивать надо было…

Сладкие для задонцев строчки есть у Л. Сабанеева, главного специалиста по рыбе, в его знаменитой книге «Жизнь и ловля пресноводных рыб». Читаем: «Мне были доставлены носари из Задонского уезда, но они встречаются и в верховьях Дона в Данковском уезде Рязанской губернии. В Тульской губернии, где Дон прегражден мельничными плотинами, бирючка, кажется, уже нет…»

Плотин мельничных давно уже нет, а бирюк – точно по Сабанееву – продолжает селиться исключительно в верховьях Дона… как раз в районе Задонска… Что-то его здесь держит… Загадка природы…

Конечно, каждый кулик свое болото хвалит… Но Пушкин! Но Сабанеев! Вот мнение авторитетнейшее: «По вкусу мяса носарь даже превосходит ерша, и уха из него считается лучше стерляжьей. Кроме того, славятся также бирючки жареные на сковороде в постном или коровьем масле. Мясо бирючка очень нежно и потому ценится очень дорого. В Воронеже в 1858 году пуд этой рыбы стоил до 3 рубля, а зимой еще дороже…» Это - опять Сабанеев, а, стало быть, спорить тут не о чем…

Не зря же в Х1Х веке задонские мужики зимними обозами поставляли мороженого бирюка в Москву к царскому столу. Любил рыбку государь…

Однако местные краеведы сомневаются: где доказательства того, что Пушкин проезжал именно через Задонск? Музей эти доказательства предоставляет: вот же на тарелке - бирючиные косточки, а вот – от судака, которого едал писатель Лесков, а там – что-то от щучки осталось, это уже Максим Горький постарался…


адрес музея - Задонск, ул. Ленина, д 38, информацию о его работе можно получить по тел +747471-22437 в центре "Элегия" (ул. Карла Маркса, 62)


© Александр Косякин                 при использовании материалов сайта ссылка на него ОБЯЗАТЕЛЬНА !